Вверх

Вниз

HALFWAY HOME

Объявление

Hallo! Ciao! Мы приглашаем вас проникнуться колоритнейшей атмосферой различных уголков планеты, оказаться в местах, куда так давно рвалась душа!
АДМИНИСТРАЦИЯ
Martha GlöcknerAina Bratvold
Richard SkymanTheodore Gaus

Персонажи FAQ по форуму Правила Список внешностей Гостевая Шаблон анкеты Разыскиваемые персонажи Хочу быть нужным! 7 вечеров со Спенсером!



ЭПИЗОД НЕДЕЛИ: A million and one things to do

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HALFWAY HOME » Сегодня в мире... » down by the river


down by the river

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

dawn by the river
Nicolas Mendoza, Anna Bredford
https://33.media.tumblr.com/c724f9003274f114306f5925e3a99478/tumblr_nluafsgKsV1tbqdsoo1_500.gif
Майами, США
Март 2015

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

В одну реку дважды не зайти, потому что течение быстротечно и с каждой секундой река меняется. Как бы мы не пытались, вернуться обратно в однажды покинутую жизнь тоже войти нельзя. Как и окончательно попрощаться с ней, не иметь с нею ничего общего, даже не жалеть о том, что все прошедшее закончилось. Нам вечно сожалеть или вспоминать. Или ненавидеть.
Так тоже можно.
Последний раз Анна и Ник общались год назад или около тогда, лишь по работе и никак больше и тогда с Ником был его напарник, поэтому разговор выдался сухим и по делу. С тех пор, как Анна ушла из полиции и занялась собственным делом, они с Ником не перетирали все произошедшее и не разбирали ничего по полочкам, а главное еще не поставили все точки над i. Рано или поздно за все приходится отвечать - и за сделанный выбор и за собственную беспомощность. И вот, год спустя Ник приходит к Анне, у него в руках, как обычно, куча бумаг и разговор, кажется, должен быть деловым, но в этот раз Ник абсолютно один, но тем не менее вместе с ним пришли горькие воспоминания.
Так тоже бывает.

+1

2

Когда работа сталкивается личной жизнью - ничего хорошего из этого не вытекает. Нельзя людям нормально взаимодействовать, когда они делят кофе на работе и при этом знают слабые и сильные стороны друг друга. Ник уже сто раз пообещал себе, что никаких романов на работе, но где еще заводить человеку романы, если он всегда на работе? Знакомства в барах и на сайтах знакомств? Увольте, все это не про Ника Мендозу. Ему вообще везло, что он кого-то себе умудрялся находить на работе и привлекал чем-то женщин, однако каждый раз, когда он ловил себя на мысли, что дружба перетекла в романтику, он обещал себе, что это окончательно и навсегда. Наверняка вы догадываетесь, сколько раз он наталкивался на опровержение собственного принципа. Ничего не может быть навсегда и окончательно, ничего в нашей непостоянной и неокончательной жизни.
Это было утро серое и неприметное. В марте в Майами разразился шторм и по телевизору усердно вдалбливали людям о том, что лучше бы отложить дела. Люди, наверное, так поступили, но полицейские - не люди. Шторм, потом или ураган - они выходят на работу, потому что... да, что там говорить - они всегда выходят на работу. Когда человек связывает свою жизнь с полицией, она становится его жизнью, полиция в его стиле одежды, в его манере говорить, в его мыслях, даже в его доме. Это отрава похуже политики. Поэтому, скрепя зубами, Ник собирался на работу. Да, именно на работу, несмотря на то, что его ждала далеко не самая рабочая встреча.
Заедь к Анне Бредфорд, говорили они, узнай, что она знает про Хеликс, говорили они. Это просто, убеждал себя Мендоза. Просто заехать к старой приятельнице и узнать, чего она знает о Хеликсе, при всем том, что о Хеликсе сегодня в Майами знала каждая собака, как благородной породы, так и последняя дворняга.
Галстук решил не надевать, дышать на улице и так нечем. Мокрый, почти разряженный воздух, не годящийся к употреблению, постоянный дождь и сбивающий с ног ветер - вот что его встретило сегодня в Майами, но Ник честно добрался до своей рабочей машине и завел мотор. Он посидел в салоне без дел еще несколько минут, спрашивается, зачем? На переднем сидении лежали бумаги, которые он приготовил еще вчера, увез из участка и оставил в машине, хотя полицейские автомобили вскрывают на "раз-два". Включил радио, доложил о том, что едет в участок, а оттуда к Анне.
Все было нормально по дороге в участок и в участке тоже. Пара чашек кофе окончательно Ника взбодрили. Из личного шкафчика он забрал костюм и куртку полицейского. Ему показалось, что огромные буквы "police" на спине и пышных рукавах выглядят банально, хотя раньше ему нравилась эта куртка. По дороге он посмотрел на шкафчик напарницы. Он еще не был открыт, Элеонор еще не было на работе.
- На созвоне - коротко кинул он сидящей в длинном полицейском зале за компьютером секретарше.
Она, очаровательная брюнетка с крепко закрученным пучком на затылке, улыбнулась ему и кивнула, продолжила что-то живо набирать на клавиатуре. Но Ник подумал, что помощь Кетрин Спирс ему не понадобится, Лена сама позвонит, как только найдет его уже работающим, но не с ней.
"Но туда я должен поехать один", он решил это еще вчера и утвердился в этом сегодня. Захлопнув крепко куртку, он проверил табельное оружие и значок, отправился в автомобиль. Все это время он держал в памяти дорогу к дому Анны, хотя она уже успела переехать. И все было бы хорошо, если бы это была в самом деле рабочая поездка.
А знаете чем отличается поездка личная от рабочей? На рабочую берешь с собой напарника.
В прошлый раз так и было. Год назад это было или когда, Ник, вспомнишь сейчас? "В прошлый раз не было уж точно такого шторма", с некоторым весельем поймал он себя на мысли и постучал ладонью по рулю. Играла заводная музыка по радио и погода в полицейском автомобиле вступала в конфликтующий диалог с погодой на улице. Машин, впрочем, меньше не становилось.
На перекрестке знакомый полицейский пропустил его первым, Ник был ему за это благодарен, но и обижен вдвойне на себя за то, что вообще торопится. У него был целый день, но он все равно упорно поглядывал на часы - а не ушла ли Анна куда-то? "Куда она могла уйти в такой шторм, о чем ты, Ник. Она никогда никуда не ходит в дождь".
Ее домик находился на шестнадцатой улице не самого богатого района Майами. В тумане из дождя и постоянно качающихся, надрывающихся деревьев можно было увидеть уже утром живущий центр. Блестящие высотки отбрасывали серьезную тень на районы на отшибе. Там - самый сок Майами, там живут большие люди, знающие толк в том, как надо жить, а тут... среди этих двухэтажных серых домиков люди только и делают, что выживают каждый день и борются за то, чтобы заработать на новый ремонт на кухне. Здесь жили люди со средним достатком или просто те, кто не хотел выделять из толпы.
Он остановил свою машину у пятого дома. Хорошо ухоженный газон, чистый двор, большое дерево перед входом, которое спасает жительницу в солнечный день тенью. Ник только открыл дверь, как ветер ее захлопнул, точно напоминал ему о глупости собственного поступка.
Нужно было приехать с напарницей. Тогда все можно было бы свалить на работу, но он приехал один, при всем оружии, при исполнении. И при этом... один. Как глупо это, наверняка, смотрится.
Ник постучал, а потом позвонил. Никого долгое время не было. Может быть, Анна уже увидела полицейскую машину у своего двора и решила, что не будет сегодня ни с кем общаться с полицейским значком. После десяти минут ожидания, он набрал ей СМС о том, чтобы она открыла дверь, потому что он будет торчать здесь столько, сколько потребуется.
Она всегда открывала дверь после сообщений. А Ник в самом деле был готов ждать столько, сколько потребуется, пусть бумаги уже намокли, да и он весь примерз на таком ветру.

+1

3

Анна Брэдфорд ненавязчивым движением руки отодвинула стакан с водой чуть в сторону от себя. Когда покачивание жидкости прекратилось, она вновь придвинула его к себе, внимательно, но издалека разглядывая плавные тенистые переливы на поверхности стола. Воздух полыхал горелым мясом и, подступая к горлу, вызывал острую колющую боль, почти как едкий дым. Она знала немало рецептов и могла сойти за хорошего кулинара, однако именно сегодня неподъемная усталость легла тяжким грузом на ее плечи и отразилась не столько в двух темных кругах на бледном лице, сколько во всех действиях. Желая насладиться пищей, она сама стала пищей абсолютного переутомления, а сон Анны этой ночью был прерван. Виной тому - так называемая неугомонность "служебного долга".
Из-за задернутых штор спальня и другие комнаты окрасились в красные и голубые оттенки, а здесь, на кухне, было очень светло - так светло, как будто все кругом - открытое пространство, и нет вокруг ни стен, ни потолка. Так часто бывает днем, - безмятежная мысль только сверкнула пятками, - ничего удивительного. Но ветер на улице яростно бушевал, настойчиво просачивался сквозь самую твердую материю. Анна успела поплотнее закрыть все окна, чтобы прохлада не проникала в дом. Ветер же действовал вопреки установленным ею правилам и непрестанно находил лазейки, как охотник, заприметивший лисицу в лисьей норе и решивший для себя, что ни за что не отпустит такую добычу. Анна Брэдфорд повторила жест рукой, и стакан, чуть пошатнувшись, закружился подобно балерине и гулко зазвенел громовым раскатом.
- Очень уж я ему нужна, должно быть, этому шторму, - устало произнесла Анна без толики насмешки, но обнажая одиночеству свою глубокую усталость.
Блеклый свет не умел согревать, как черепаха не умеет летать, а каждое новое вздрагивание отнюдь не разносило тепло по телу, но кололо, жалило, метило в самое сердце ледяной иглой и заставляло ощущать каждой клеточкой организма надвигающийся шторм Майами - город для отважных людей. Не сорвет голову с плеч проклятый Стингер - сорвет ветер, - события прошлого вдруг закружили ей голову, как будто она вышла на улицу, и все вокруг обратилось скоростью, и силой, и болью, и холодом. Воздух полыхал горелым, но он не был причиной тому, что нечто жаркое и еще более колющее сковало ее горло. Слезы же закончились еще в самом начале этой черной дороги - год назад, может, больше, но теперь каждый новый крик уходил в пустоту и отдавался звонким эхом, ударяясь о неминуемую пропасть. Полость эта была опаснее и страха, и боли утраты, и ненависти. Хотя Анна научилась быть сильнее и серьезнее прежней себя, что-то из прошлого до сих пор тяготило ее.

Затем что-то всколыхнуло тишину. Все, что было за минуту до этого момента, - сон наяву. Сперва - стук в дверь, затем - звонок. Перезвон электрической мелодии доносился откуда-то издалека, не отсюда, как сквозь грезу слышала Анна его визг. Со счетом мгновений уходило одолевшее ее чувство беспокойства. Этот район Майами - грязное место. Становясь частым свидетелем уличных драк, человек со временем не придает им значения, а порой, когда его кровь отравлена веществами, и вовсе пропитывается ядовитым азартом. В такой среде птице ее полета можно неплохо зажить, стоит только приобрести некоторые специальные навыки, адаптироваться к условиям. Один из них - предельная осторожность. Сделав ровно пять шагов в сторону окна и едва сместив плотное полотно штор, Анна Брэдфорд разглядела надпись "Police" и тут же резким жестом задернула занавески, опасаясь быть замеченной. Стоять, и считать удары, и замирать, и бороться с соблазном снова выглянуть в окно и разглядеть на фоне зеленого травяного ковра как можно больше всего - остается только затаиться и молчать, ждать с холодным сердцем очередного звука, удара, но лучше - отдаляющихся шагов. И она смиренно выжидала, приникшая к окрашенной в бежевый стене. Здесь, на поприще, шел один из решающих боев. Только наедине с собственным дыханием Анна провела последующие десять минут. За окном завывал ветер, качая высокое, по-весеннему безлиственное дерево, и его тени бегали туда-сюда по белым шторам прихожей - Анна едва успевала уследить за этим тревожным мерцанием.
Еще один - решающий - звук раздался позднее. Телефон на крошечной тумбе завибрировал и издал характерный для СМС звон. Анна прищурилась, но не сумела разглядеть ни одной буквы. Что-то произошло в ней тогда, и отчасти она стала понимать ситуацию. Борьба внешняя сменилась борьбой внутренней: верить своим подозрениям или нет?.. Еще два шага, и она крепкой хваткой зацепила гаджет. Имя адресанта ей известно. Она тихонько подкралась к двери, шагая на цыпочках. Щелчок - дверь приоткрылась на пару дюймов. В усталые глаза бросился яркий уличный свет, но она все еще могла различить лицо с широким носом и темными глазами. Секунду длилась говорящая пауза.
- Кто вы такой? Я вас знаю? - требовательно вопросил ее голос, но где-то у его истоков крылась новая печаль и недоверие. - Вы из полиции?

Отредактировано Anna Bradford (2015-04-01 23:58:56)

+2

4

Ник опустил голову и потоптался на месте. Скоро из квартиры донесся неясный, сухой, почти бесцветный, но тревожный голос. Так говорила Анна в не самые яркие периоды своей жизни, уж Ник знал, как иногда она звучала. И от того, что он не услышал ни злости, ни раздражения, ему стало совестливо.
"Нет, нужно было взять с собой Лену", успел подумать он и снова начал бичевать себя за подобные мысли. Чем чаще он будет превращать личные встречи в рабочие, тем больше будет становиться ком его персональных проблем. Их все в ящик не спрячешь и в дальний угол не запихнешь всего лишь потому, что углы и ящики не резиновые. Однажды все это взорвется и свалится, как гора на плечи, а там и поди придумай, что делать. Обычно люди спивались, уходили со своих прекрасных работ, разводились, даже убивали себя. Человек, который работает в полиции и знает все о людской столовой психологии, прекрасно осознавал, что он - ничем не лучше. Как из полицейского он может превратиться в преступника, так из адекватного человека - в больного и в этом не было ничего сверхъестественно.
В конце концов, так случилось с Анной Бредфорд и Ник всегда винил в этом себя. Тихо, так, что сам не всегда слышал голос собственной совести, но винил и об этом свидетельствовала его теперешняя нерешительность на знакомом пороге. За дверью Анна, которую он знал и Анна, которую ему уже никогда нормально не узнать.
Каким эгоизмом и цинизмом было бы сейчас с его стороны поинтересоваться ее жизнью. Чем дышишь, чем занимаешься, Энни? Как вечера проводишь? Замуж не собираешься? - каждый вопрос его персонально обижал, а уж тем более обидел бы Бредфорд. Она-де девушка не робкого десятка и с легкостью, если захочет, выставит его за порог.
Кто вы? Спрашивала она. Я вас знаю? Спрашивала она. "Может быть, когда-то и знала...", но Ник набрал полную грудь спекшегося и душного воздуха, ответил:
- Это Ник, Энн. Открой, нам нужно поговорить. Это по делу - он сам не верил своим словам, как она могла поверить? Едва ли она сейчас веселится или проводит день увлекательно, так еще и он со своим визитом. Только точно так же, как судебный пристав или судья, он должен был заткнуть совесть и спросить долг - необходимо ли ему находиться здесь? Необходимо. Точно необходимо. Анна может и должна еще сослужить им службу, хотя все вокруг могут утверждать, что ничего она уже не должна.
- Послушай, я не буду показывать тебе значок и ордер на обыск, хотя и то, и другое у меня есть - он солгал - никого ордера на обыск у него не было, но мог бы быть. Анну давно в поле зрения держат в полиции и ей теперь меньше доверия, чем было. Любой полицейский волен выбирать жизнь, после увольнения, да только кто в это верит? Полицейский в отставке - либо мёртвый полицейский, либо уже без пяти минут преступник. Преступность, с которой еще вчера ты боролся проберется в твой дом, отравит тебе жизнь и предложит продать ей душу, которую ты до сих пор держишь в залоге в полицейском участке, хотя подписал все бумаги. И если ты не пожелаешь перезакладывать свою душу, то тебя просто не станет - обычный житейский выбор.

+2


Вы здесь » HALFWAY HOME » Сегодня в мире... » down by the river


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC